Желудочковая эктопическая активность что это такое

Желудочковая эктопическая активность что это такое

Желудочковый эктопический импульс проводится по желудочкам не через систему Гиса-Пуркинье, а по относительно медленно проводящему миокарду. Изменение последовательности и замедление активации желудочков приводит к тому, что формирующиеся желудочковые комплексы становятся деформированными и уширенными.

Комплексы являются преждевременными, широкими ( 0,12с)
Изменен по форме (деформирован)
Ему не предшествует преждевременный зубец Р
Для описания локализации источника, времени возникновения и количества желудочковых экстрасистол используют несколько терминов.

Желудочковая экстрасистолия. Схема.
а Левожелудочковая экстрасистола с компенсаторной паузой (картина блокады ПНПГ).
b Правожелудочковая экстрасистола с компенсаторной паузой (картина блокады ЛНПГ).

1. Характеристика источника (фокуса) желудочковой экстрасистолии

Эктопические комплексы одинаковой формы, следующие с одинаковыми интервалами сцепления, возникают в одном и том же фокусе. Их называют «монофокусными», «мономорфными», «монотопными». Разные по форме и интервалам сцепления желудочковые комплексы заставляют предположить наличие более чем одного фокуса.
Такие экстрасистолы называют «многофокусными», «политопными», «полиморфными».

2. Момент времени возникновения желудочковых экстрасистол

Желудочковые эктопические комплексы, которые возникают очень рано в сердечном цикле, могут накладываться на зубец Т предыдущего сокращения и обозначаются как экстрасистолы «R на Т». Большинство эпизодов фибрилляции желудочков (ФЖ) и многие эпизоды желудочковой тахикардии (ЖТ) инициируются экстрасистолами «R на Т», хотя это не означает, что экстрасистолы «R на Т» всегда вызывают эти формы аритмии.

Желудочковые экстрасистолы, возникающие в сердечном цикле лишь немного преждевременно, случайно могут возникать сразу после зубца Р, вызванного нормальной активностью синусового узла: зубец Р, таким образом, в отличие от предсердной экстрасистолы, не будет преждевременным. Такие желудочковые экстрасистолы называют конечно-диа-столическими.

Обычно после желудочковой экстрасистолы возникает пауза. Когда такая пауза отсутствует и экстрасистола, таким образом, выглядит «зажатой» между двумя нормальными комплексами, экстрасистолу называют интерполированной.

3. Частота желудочковых экстрасистол

Когда экстрасистолы следуют после каждого синусового комплекса, применяется термин «бигеминия». Если экстрасистолы следуют после пары нормальных комплексов, это «тригеминия». Когда подряд следуют два эктопических комплекса, они обозначаются термином «парная экстрасистолия», или «куплет». «Залпом» именуются более двух следующих друг за другом эктопических комплексов.

4. Предсердная активность желудочковых экстрасистол

Проявление предсердной активности после желудочковой экстрасистолы зависит от того, проводится ли желудочковый импульс в ретроградном направлении, т.е. через АВ-соединение к предсердиям. Если это происходит, образуется инвертированный зубец Р, который часто накладывается на сам желудочковый эктопический комплекс и может быть им скрыт.

В тех случаях, когда АВ-соединение не проводит импульс желудочков на предсердия, предсердная активность продолжается независимо от активности желудочков; только в этих случаях после желудочковой экстрасистолы можно видеть полную компенсаторную паузу (когда интервал между пред- и постэкстрасистолическим синусовыми комплексами равен удвоенной продолжительности синусового цикла).

Иногда желудочковый импульс может «проникнуть» в АВ-соединение лишь частично. В этой ситуации следующий синусовый импульс может достичь АВ-соединения, когда оно еще остается частично рефрактерным, что приведет к замедлению проведения и удлинению интервала PR. Этот феномен «скрытого ретроградного проведения» нередко возникает после интерполированных желудочковых экстрасистол.

5. Причины желудочковой экстрасистолии и ее значимость

Желудочковая экстрасистолия – очень распространенное явление, и частота ее обнаружения в общей взрослой популяции увеличивается с возрастом. Причины желудочковой экстрасистолии включают в себя острый инфаркт или ишемию миокарда, артериальную гипертензию; повреждение миокарда, обусловленное перенесенным ранее ИМ, миокардитом или кардиомиопатией; пролапс митрального клапана, клапанные пороки сердца, дигиталисную интоксикацию. Однако часто никаких признаков заболевания сердца не обнаруживается.

У пациентов с симптомной и/или частой желудочковой экстрасистолией ее причину следует искать при помощи неинвазивных методов обследования, включая тщательный анализ ЭКГ в 12 отведениях, эхокардиографию и при необходимости – пробу с физической нагрузкой.

Одиночные желудочковые экстрасистолы, зарегистрированные на обычной ЭКГ, и даже сложные формы экстрасистолии (т.е. экстрасистолия частая, многофокусная, «R на Т» или залповая), зафиксированные во время амбулаторного мониторирования ЭКГ, могут случайно обнаруживаться у лиц со здоровым сердцем и не обязательно являются патологией или обладают какой-либо прогностической значимостью.

С другой стороны, в некоторых наблюдательных исследованиях с участием взрослых лиц (преимущественно мужчин), которым проводилась проба с дозированной физической нагрузкой, было показано, что появление частой желудочковой экстрасистолии во время нагрузки и особенно сразу после ее прекращения ассоциировано с увеличением смертности (примерно в 3 раза) в течение последующих 5-15 лет.

У пациентов с необратимым структурным повреждением миокарда вследствие ишемической болезни сердца (ИБС) существует корреляция между тяжестью повреждения и частотой желудочковых экстрасистол. По последним данным, желудочковую экстрасистолию следует рассматривать в качестве дополнительного и независимого фактора риска, однако нет никаких доказательств того, что ее подавление при помощи антиаритмической терапии улучшает прогноз.

Действительно, было показано, что некоторые антиаритмические препараты увеличивают смертность у пациентов с желудочковой экстрасистолией после ИМ.

Обычно экстрасистолы являются бессимптомными. Тем не менее некоторые пациенты все же испытывают неприятные ощущения. Они могут быть обеспокоены ощущением перебоев в работе сердца вследствие его преждевременного сокращения или последующей компенсаторной паузы, а также ощущением «тяжелых ударов», вызванных повышением силы постэкстрасистолического сокращения.

Пациенты могут быть взволнованы мыслью о том, что нерегулярность сердечной деятельности – это предвестник сердечного приступа или других серьезных сердечных проблем.

Читать еще:  Аритмия причины возникновения

В ряде случаев пациентам со структурно здоровым сердцем, испытывающим неприятные ощущения вследствие желудочковой экстрасистолии, сложно разъяснить ситуацию и успокоить их. В таких ситуациях для уменьшения симптоматики может потребоваться назначение терапии. Могут быть эффективны БАБ, особенно при лечении больных, у которых симптомы связаны с физической нагрузкой.

Для пациентов со структурно нормальным сердцем и отсутствием признаков ИБС может оказаться полезным назначение флекаинида. Как правило, рекомендуется избегать употребления кофеина, однако это редко оказывается эффективным.

Значимость желудочковой экстрасистолии при остром инфаркте миокарде (ИМ) обсуждается в отдельной статье на сайте (рекомендуем пользоваться формой поиска на главной странице сайта).

а – Желудочковая экстрасистола по типу «R на Т», которая в данном случае инициирует фибрилляцию желудочков (ФЖ).
б – 3-й по счету комплекс представляет собой конечно-диастолическую желудочковую экстрасистолу. Ему предшествует своевременный зубец Р.
а – ЭКГ, одновременно зарегистрированная в отведениях V1 и V2.
Можно видеть две конечно-диастолические желудочковые экстрасистолы.
Вторая из них имитирует картину, характерную для синдрома Вольфа-Паркинсона-Уайта (WPW).
б – Интерполированная желудочковая экстрасистола.
В постэкстрасистолическом синусовом комплексе можно видеть увеличение интервала PR вследствие скрытого ретроградного проведения.
а – Желудочковая бигеминия.
б – Желудочковая тригеминия.
а – После 1 -го синусового комплекса следует пара желудочковых экстрасистол.
б – 3-й комплекс представляет собой желудочковую экстрасистолу, возбуждение от которой проведено на предсердия, что привело к появлению отрицательного зубца Р (отведение aVF).
После экстрасистолы можно видеть выскальзывающий комплекс из АВ-соединения.

Желудочковая эктопическая активность что это такое

К началу XXI века распространенность артериальной гипертонии (АГ) в нашей стране приобрела характер эпидемии. Артериальное давление (АД) повышено у 40 % взрослого населения Российской Федерации [4, 5]. АГ является одним из главных модифицируемых факторов риска сердечных и церебральных «катастроф» [8] и одной из ведущих причин смертности и инвалидизации населения.

В настоящее время прилагается много усилий для диагностики и лечения АГ. Это вполне обоснованно, так как АГ страдает в основном трудоспособное население. Существенно меньшее внимание уделяется лицам с высоким нормальным артериальным давлением (ВНАД) – состоянием, когда систолическое АД (САД) находится в пределах 130–139 мм рт.ст. и/или диастолическое АД (ДАД) в пределах 85–89 мм рт.ст. Являясь формально нормальным АД, ВНАД ассоциируется с семикратным повышением риска развития сердечно-сосудистых осложнений по сравнению с таковым при оптимальном АД [9]. Пациенты с ВНАД тем не менее представляют собой неоднородную в прогностическом отношении группу, из которой происходит пополнение рядов больных АГ. Поэтому важным в практическом отношении является вопрос выявления предикторов трансформации ВНАД в АГ. Выделив такие предикторы, мы могли бы a priori отнести пациента с ВНАД к группе высокого или низкого риска развития АГ и, в частности, определить, показана или не показана данному пациенту превентивная фармакотерапия.

Материал и методы исследования

Данная работа является фрагментом продольного проспективного обсервационного исследования спонтанной трансформации ВНАД в АГ. В исследование включено 122 человека, у которых было констатировано ВНАД. Констатацию производили, если во время двух визитов с интервалом 7–10 дней при офисном измерении АД были получены результаты (САД 130–139 и ДАД ≤ 89) или (САД ≤ 139 и ДАД 85–89) мм рт.ст. Средний возраст обследуемых составлял 43,8 ± 4,7 лет, 62 мужчины и 60 женщин. Все включенные лица вели обычный образ жизни, не были субъективно мотивированы на какое-либо медикаментозное лечение, у пациентов отсутствовали ассоциированные клинические состояния, требующие обязательного проведения фармакотерапии.

После получения информированного согласия пациента на включение в исследование на начальном этапе каждому обследуемому было проведено холтеровское мониторирование электрокардиограммы (ХМ ЭКГ) в течение 24 часов с использованием системы МЭКГ-НС-02 («ДМС Передовые Технологии», Москва), в ходе которого определяли, в частности, суточное количество желудочковых (ЖЭС) и суправентрикулярных (СВЭС) экстрасистол. При наличии ЖЭС фиксировали рассчитанные системой средние показатели турбулентности сердечного ритма (ТСР), а именно начало (ТО) и наклон (TS) турбулентности [7].

На конечном этапе, спустя 5 лет, у каждого обследуемого оценивали уровень АД. Для этого в течение двух визитов с интервалом 7–10 дней проводили офисное измерение АД, на основании которого констатировали два варианта эволюции состояния пациента:

1) сохранение уровня АД, соответствующего высокому нормальному – при цифрах САД и ДАД, удовлетворяющих вышеприведенному условию;

2) развитие АГ – при САД ≥ 140 мм рт.ст. и/или ДАД ≥ 90 мм рт.ст. Учитывая значительную продолжительность периода наблюдения, из исследования по разным причинам выбыли 22 человека. Таким образом, в статистический анализ были включены 100 человек (средний возраст на начало проекта 43,1 ± 4,6 лет, 52 женщины). Статистическую обработку (расчет точного критерия Фишера) проводили с использованием пакета Statistica 8.0 (StatSoft, США).

Результаты исследования и их обсуждение

В результате исследования были получены следующие результаты. Из 100 человек с ВНАД через 5 лет наблюдения у 80 была констатирована АГ (у 67 пациентов 1-й степени, у 13 – 2-й степени), у 20 – уровень АД по-прежнему соответствовал высокому нормальному. Таким образом, включенные в исследование ретроспективно были разделены на две группы: I (n = 80, с развившейся впоследствии АГ) и II (n = 20, с неразвившейся АГ).

Читать еще:  Пароксизмальная форма фибрилляции предсердий

Предикторами трансформации ВНАД в АГ можно считать такие признаки, которые при априорном исследовании в I группе выявляются достоверно чаще, чем во II. Задача усложняется в связи с тем, что некоторые из изучаемых нами признаков (суточное количество ЖЭС и СВЭС) имеют количественное измерение, то есть, иными словами, являются градуированными. При этом для каждой градации признака частота встречаемости в группах в общем может различаться. В связи с данным фактом поставленная задача распадается на две подзадачи:

1) определить, можно ли с помощью данного признака прогнозировать трансформацию ВНАД в АГ, иными словами, является ли признак предиктором этой трансформации;

2) какую величину количественного признака следует считать оптимальным граничным значением, то есть при какой величине признака различие между частотой встречаемости признака в I и II группах имеет наибольшую статистическую значимость, а чувствительность и специфичность – максимальные значения.

Первая подзадача решается просто: сопоставляется частота встречаемости признака в I и II группах (νI и νII), при наличии статистически значимых различий в частоте делается вывод о том, что данный признак может быть предиктором трансформации ВНАД в АГ. При этом если νI > νII, мы говорим о положительной прогностической значимости признака, а если νI 0,05

Примечания: есть – количество лиц данной группы с количеством ЖЭС за сутки не ниже приведенного граничного значения (т.е. условие выполняется). Нет – количество лиц данной группы с количеством ЖЭС за сутки ниже приведенного граничного значения (т.е. условие не выполняется). Чувствительность в данном случае отражает способность теста прогнозировать трансформацию ВНАД в АГ и равна отношению количества лиц с развившейся АГ и выполненным условием (для каждого граничного значения) к количеству лиц с развившейся АГ (80). Специфичность в данном случае отражает способность теста прогнозировать отсутствие трансформации ВНАД в АГ и равна отношению количества лиц с неразвившейся АГ и невыполненным условием (для каждого граничного значения) к количеству лиц с неразвившейся АГ (20). ПЦПР – прогностическая ценность положительного результата, ПЦОР – прогностическая ценность отрицательного результата. ОППР – отношение правдоподобия положительного результата, ОПОР – отношение правдоподобия отрицательного результата. р отражает достоверность (точный критерий Фишера – ТКФ, двусторонний вариант) различий (для каждого граничного значения) между долями лиц с выполненным условием в группе с трансформацией ВНАД в АГ (νI) и группе с неразвившейся АГ (νII).

Рис. 1. ROC-кривая для количества желудочковых ЭС за сутки (по данным ХМ ЭКГ). Точки на кривой – граничные значения количества ЖЭС

При изучении суправентрикулярной эктопической активности были получены следующие данные. В I группе у 13 человек было зарегистрировано менее 100 СВЭС в сутки, у 35 человек – от 100 до 999, у 25 – от 1000 до 2999, у 4 – от 3000 до 4999, у 3 – от 5000 до 9999. Во II группе у 4 человек было зарегистрировано менее 100 СВЭС в сутки, у 7 человек – от 100 до 999, у 7 – от 1000 до 2999, у 1 – от 3000 до 4999, у 1 – от 5000 до 9999. Десять тысяч и более СВЭС за сутки ни у кого из испытуемых зарегистрировано не было. Для оценки возможности прогнозирования трансформации ВНАД в АГ при помощи признака «суправентрикулярная эктопическая активность с количеством СВЭС ≥ Х за сутки» и определения оптимального значения Х был проведен анализ, результаты которого представлены в табл. 2 и на рис. 2.

Распределение пациентов из групп АГ и ВНАД по количеству суправентрикулярных ЭС за сутки (данные ХМ ЭКГ)

Чем опасны одиночные желудочковые экстрасистолы?

Каждый из нас хотя бы раз в своей жизни чувствовал своеобразное одиночное сокращение сердца. Это не больно, но и не особо приятно. Экстрасистолой называется внеочередное сокращение сердечной мышцы. Это наиболее распространенная форма сердечной аритмии, которая распространена для всех возрастных групп и наблюдается у многих абсолютно здоровых людей. В раннем возрасте у детей такие одиночные экстрасистолы являются 75% всех видов аритмии.

Для всех видов экстрасистол характерной общей чертой является их преждевременное возникновение. Самый точный топический диагноз экстрасистолии сможет дать запись пищевой ЭКГ.

Прогнозирование их зависит от:

  • присутствия или отсутствия органических патологий сердца;
  • электрофизиологических характеристик экстрасистолы (частота, степень преждевременного проявления, локализация);
  • способности желудочковой экстрасистолы оказывать негативное влияние на общую работу сердца.

к содержанию ↑

Причины возникновения патологии

Причины появления экстрасистол самые разные. Чаще всего их провоцируют нарушения нервного, внесердечного происхождения. Парасимпатическая система влияет на изменение проницаемости мембран, уровень внутриклеточного и внеклеточного калия и натрия. Меняется интенсивность движения трансмембранных ионных токов. Эти факторы вызывают изменения возбудимости, автоматизма, а также проводимости импульсов с появлением желудочковой экстрасистолии.

Желудочковые экстрасистолы могут возникать в результате повышенного автоматизма клеток проводниковой системы за границами синусового узла. Диагностика ЭКГ не всегда достаточна для того, чтобы правильно различить узловые и предсердные экстрасистолы. Суправентрикулярные экстрасистолы – общий и наиболее удобный термин для узловых и предсердных экстрасистол.

Читать еще:  Аритмия во время беременности

Наиболее распространенным видом нарушения ритма сердцебиения у детей выступает желудочковая экстрасистола. Учеными было установлено, что многие экстрасистолы, которые принимались за желудочковые, на самом деле являются суправентрикулярными, сопровождающимися аберрантным комплексом QRS.

Здоровые дети чаще всего подвержены проявлению одиночных правожелудочковых экстрасистол, провоцируемых вегетативной дистонией.

Классификации заболевания

Желудочковые экстрасистолы по месту возникновения (локализации) делят на:

По морфологии экстрасистолы делят на:

  • мономорфные – представляют собой одну морфологию желудочкового комплекса;
  • полиморфные – несколько морфологий желудочкового комплекса.

Однотипные желудочковые мономорфные экстрасистолы

По плотности проявления экстрасистол:

По времени проявления и преждевременности:

На самом деле, одиночные экстрасистолы не несут никакой угрозы, но они смогут стать сигналом того, что в работе сердца произошли изменения и необходимо обратиться к врачу. Мономорфные (монотопные) экстрасистолы провоцируются одним источником возникновения электрического импульса, характеризующимся постоянным интервалом сцепления в одном и том же отделения сердца, и обладают одинаковой формой ЭКГ.

Проявление болезни

Чаще всего проявление одиночных желудочковых экстрасистол не имеет особых симптомов. Пациенты описывают их как перебои в сердцебиении, затишье, провалы или пропущенные удары сердечного ритма. К другим симптомам относят:

  • быструю утомляемость;
  • плохой сон;
  • приступы слабости;
  • плохую переносимость поездок в транспорте;
  • головокружение.

Желудочковая экстрасистолия развивается как следствие органических патологий сердца, а характер клинических симптомов прямо зависит от главного заболевания. Во время желудочковой экстрасистолы наблюдается незначительное расширение желудочковых комплексов. Исследование историй болезни пациентов, страдающих желудочковыми экстрасистолами, показало, что они имели патологии еще в перинатальном периоде. На такой вид экстрасистолии оказывают значительное влияние перенесенные инфекции, например, тонзиллит. Хотя на сегодняшний день роль этого заболевания в процессе развития экстрасистолии преувеличена.

Как диагностируется патология

Клиническая оценка и диагностика желудочковых экстрасистол должна проводиться полноценно, учитывая жалобы пациента, а также комплексное состояние сердечно-сосудистой, вегетативной и центральной нервной систем пациента.

Желудочковые экстрасистолы подсчитываются на 100 комплексов QRS. Они считаются частыми, если превышают 10%. С использованием суточного мониторинга ритма сердечной мышцы подмечена прямая связь между возникновением желудочковых экстрасистол и физической активностью человека. Так, многие спортсмены жалуются на частые «перебои», «замирания» в работе сердца во время тренировок или активного времяпрепровождения.

Исследование центральной нервной системы пациентов, страдающих вегето-сосудистой дистонией и желудочковой экстрасистолией, показало слабые резидуальные симптомы. Специалисты, анализируя состояние неспецифических систем головного мозга страдающих экстрасистолией посредством проведения полиграфического метода во время разных функциональных состояний, заметили дисфункцию работы лимбико-ретикулярного комплекса.

Лечение

Помните, что ваше здоровье в ваших руках. Заниматься самолечением – наносить непоправимый вред здоровью. При появлении симптомов экстрасистолии необходимо обратиться к врачу. Одиночные экстрасистолы не страшны, но если их проявление участилось, то необходимо срочно обратиться к специалисту.

Стоит отметить, что вопросы лечения желудочковой экстрасистолии до сих пор не изучены надлежащим образом. Более того, многие из них стали спорными из-за недостаточной оценки влияния экстрасистол на работу сердца. В большинстве случаев пациентам не назначают антиаритмические средства. Лечение должно быть комплексным. Иногда встречаются случаи, когда пациенты являются слишком мнительными и любое изменение в организме принимают за страшную и неизлечимую болезнь. Так, например, участились случаи обращения «больных» к специалистам-кардиологам с жалобами на «перебои» в работе сердца. В итоге, оказывается, что «страждущему» нужно обратиться к специалисту-психотерапевту за консультацией.

Те, кто в действительности страдают от экстрасистолии, нуждаются в комплексной длительной терапии. Медицинские справочники по кардиологии дают основные руководства по поводу назначения медикаментозного лечения данного заболевания:

  1. Основной курс лечения нужно проводить в соответствии с правилами терапии вегетативной дистонии, используя весь арсенал немедикаментозных средств, например, при помощи физиотерапии, иглорефлексотерапии. Не помешают психотропные и укрепляющие препараты, сеансы психотерапии.
  2. Маленькие пациенты, страдающие одиночными экстрасистолами, в неотложной терапии не нуждаются. Детям, ставшим носителями редкой формы желудочковой экстрасистолии, при отсутствии информации об органических поражениях сердечной мышцы и центральной гемодинамики, назначать лечение не стоит. Рекомендовано проходить 1 раз в год контрольное обследование.
  3. Идиопатическая желудочковая экстрасистолия должна сопровождаться контролем состояния центральной гемодинамики. Ее изменение в форме понижения фракции выброса и возрастания дилатации полостей сердца является основанием для назначения интервенционного лечения.
  4. Вагозависимые желудочковые экстрасистолии устраняются медикаментозным лечением, которое корректирует нейровегетативные нарушения. Антиоксидантную и метаболическую терапию рекомендовано назначать при явных признаках диастолической дисфункции миокарда.

Комплексное лечение экстрасистолии должно включать в себя:

  • общее восстановление внутренних органов, диагностику и восстановление функций проводящей системы сердца при помощи биорезонансной терапии;
  • очищение сердца от паразитарной, грибковой, инфекционной нагрузки;
  • чистку организма от токсинов, которые его заражают;
  • восстановление работы пищеварительной и нервной системы, а также опорно-двигательного аппарата.

На основании контрольных данных ЭКГ, учитывая циркадный характер аритмии, проводится подбор необходимых антиаритмических средств. Максимальное количество назначаемых терапевтических препаратов должно зависеть от периода суток, когда желудочковая экстрасистолия наиболее выражена.

Прогнозы желудочковой мономорфной экстрасистолии у детей на фоне органических патологий сердца зависят от эффективного лечения основного заболевания и сердечной аритмии.

{SOURCE}

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector